Мировой океан

 МИРОВОЙ ОКЕАН (от греч. Okeanos — Океан, великая река, обтекающая Землю * а. World Ocean; и. Weltmeer; ф. ocean, Ocean Mondial; и. oceano, oceano mundial) — водная оболочка Земли, окружающая материки и острова и обладающая общностью солевого состава. Мировой океан занимает свыше 361 млн. км2 (около 70,8%) земной поверхности. Делится материками на Тихий океан, Атлантический океан, Индийский океан и Северный Ледовитый океан.

Общие сведения. В Северном полушарии вода занимает 61% поверхности, в Южном около 81%. Севернее 81° северной широты в Северном Ледовитом океане и приблизительно между 56° и 63° южной широты воды Мирового океана покрывают земной шар непрерывным слоем. По особенностям распределения воды и суши земной шар делится на океаническое и материковое полушария. В океаническом полушарии воды Мирового океана занимают 91% площади, в материковом 53%. По физическим и химическим свойствам и качественному химическому составу воды Мирового океана представляют собой единое целое, но по количественным показателям гидрологического и гидрохимического режима отличаются большим разнообразием. Как часть гидросферы Мировой океан находится в непрерывном взаимодействии с Атмосферой и Земной корой. Океаническая вода представляет собой раствор солей со средней концентрацией около 35 г/л (см. Морская вода). Состав солевой массы регулируется растворимостью, сносом осадков с материков, процессами обмена с атмосферой и донными осадками, а также жизнедеятельностью морских организмов. В геохимической истории Мирового океана многие исследователи различают начальную, переходную и современную стадии развития. С гипотетической начальной стадией, охватывающей догеологический этап (свыше 3,5 млрд. лет назад), связан вынос из недр Земли основной массы воды и кислых продуктов дегазации, которые затем нейтрализовались, взаимодействуя с породами ложа океана. Длительность переходной стадии составила около 2 млрд. лет (3,5-1,7 млрд. лет назад); в этот период возникла и развилась жизнь, появился за счёт фотосинтеза кислород и постепенно увеличивалось его содержание. Современная стадия, начавшаяся около 1,7 млрд. лет назад, характеризуется почти неизменным составом вод океана, стационарным режимом с кратковременными и ограниченными колебаниями солёности вод в эпохи соленакопления.

По физико-географическим особенностям, находящим своё выражение в гидрологическом режиме, в Мировом океане выделяются отдельные океаны, моря, заливы, бухты и проливы. В основе наиболее распространённого современного подразделения Мирового океана лежит представление о морфологических, гидрологических и гидрохимических особенностях его акваторий, в большей или меньшей степени изолированной материками и островами. Внешние границы Мирового океана отчётливо выражены береговыми линиями суши; внутренние границы между отдельными океанами, морями (их частями) носят условный характер. Руководствуясь спецификой физико-географических условий, некоторые исследователи выделяют также Южный океан с границей по линии субтропической или субантарктической конвергенции или по широтным отрезкам срединно-океанических хребтов.

Мировой океан представляет собой огромный аккумулятор солнечного тепла и влаги. Благодаря ему на Земле сглаживаются резкие колебания температуры и увлажняются отдалённые районы суши, что создаёт благоприятные условия для развития жизни. Мировой океан — богатейший источник продуктов питания, содержащих белковые вещества. Он служит также источником энергетических, химических и минеральных ресурсов, которые частично уже используются человеком. С древнейших времён Мировой океан и его моря служили транспортное путями для установления связей между народами. Это создало предпосылки для Великих географических открытий, а также для освоения отдалённых территорий. На океанские пути приходится около 4/5 мирового грузооборота. Роль Мирового океана в жизни человечества быстро возрастает. Проблема использования Мирового океана в различных отраслях экономики стран мира (судоходство, рыболовство, рациональная эксплуатация минеральных ресурсов, освоение шельфа, прокладка межконтинентальных кабелей, опреснение воды, а также охрана и предотвращение загрязнения морской среды и др.) носит глобальный характер и связана с разрешением важных экономических, политических и правовых вопросов.

 Гидрология. Основные гидрологические характеристики Мирового океана — температура, солёность и скорости течения. Средняя температура вод составляет 3,8°С, максимальная температура свыше 34°С (в августе в Персидском заливе), минимальная — около — 2°С (подо льдом в полярных районах). Среднегодовое поле температуры на поверхности океана изменяется согласно географической зональности (отклонения связаны с главными океанскими течениями) и испытывает сезонные колебания (до глубины 200-400 м) с наименьшими амплитудами в экваториальной зоне и наибольшими в субтропиках.

Солёность открытого океана в основном меняется в пределах от 31 до 38%ь (в приповерхностном слое океана). Изменения солёности в меньшей мере, чем температуры, связаны с зональностью, сезонные колебания солёности довольно слабы.

В главных чертах общая горизонтальная циркуляция на поверхности Тихого, Атлантического и Индийского океанов представляет собой систему громадных круговоротов с горизонтальными скоростями 5-10 см/с. Центры круговоротов, как правило, расположены у западных берегов океанов; западные ветви круговоротов — интенсивные течения (типа Гольфстрим и Куросио с горизонтальными скоростями 0,5-1 м/с). Циркуляция на поверхности океана обнаруживает много сходных черт с полем ветра над поверхностью Мирового океана (исключение — межпассатные противотечения). В общем, с ростом глубины скорости течений уменьшаются (кроме подповерхностного экваториального противотечения) и картина течений в верхнем (толщиной 1500 м) слое в основных чертах подобна картине течений на поверхности. Циркуляция глубинных вод утрачивает связь с полем ветра, и в основном направление течений изменяется (по сравнению с поверхностными) на противоположное. В Антарктике наблюдается мощное циркумполярное течение с горизонтальными скоростями на поверхности порядка 5-10 см/с, по-видимому, простирающееся до самого дна. На фоне общей циркуляции практически повсеместно существуют синоптические вихри; отдельные течения испытывают существенные сезонные колебания (например, в Индийском океане).

Рельеф дна и геологическое строение. Дно океанов на гипсометрической кривой, отражающей обобщённый профиль поверхности Земли, занимает нижнюю ступень на глубине около 4 км. Океаническая ступень составляет не менее 60% земной поверхности. Существование двух ступеней связано с резким отличием более плотной океанической земной коры от менее плотной континентальной.

В центральной части дна океанов протягиваются Срединно-океанические хребты, склоны которых, понижаясь, переходят в абиссальные океанические котловины.

Срединные хребты образуют единую систему длиной 60 000 км. Ширина хребтов около 1000 км, относительные превышения над абиссальными котловинами 2,5-3 км. Гребни срединных хребтов находятся на глубине в среднем 2700 м. В осевой части хребтов часто прослеживается осевая рифтовая долина глубиной 1,5 км и шириной 20-30 км. Абиссальные котловины имеют размеры в тысячи километров в поперечнике, глубиной 5-6 км. От континентов котловины отделены пассивными и активными континентальными окраинами. Вдоль окраин до глубины 200 м протягивается шельф шириной от нескольких десятков до первых сотен километров. В сторону океана он обрывается крутым уступом — континентальным склоном. Высота уступа 2-4 км, шириной 30-40 км, уклон от 3-7 до 20-30° (в среднем 10°). Континентальный склон часто изборождён сетью подводных каньонов. От подошвы склона в сторону абиссальных котловин опускается континентальное подножие шириной 200-300 км. Пассивные окраины прослеживаются вдоль границ континентальной и океанической земной коры и характеризуются отсутствием сейсмичности и вулканизма. Они сложены мощными (5-7 км) осадочными толщами, состоящими из материала, принесённого с континента. Характерны барьерные рифы и залежи солей. Континентальное подножие представляет собой аккумулятивное образование, возникшее на месте шлейфа турбидитных осадков, принесённых с континента. С течением времени по мере увеличения осадочного материала пассивные окраины продвигаются в сторону океана, наращивая площадь шельфа. Активные окраины высоко сейсмичны. К ним приурочены глубоководные желоба (глубина 8-11 км), которые отделяют океаническое ложе от вулканических островных дуг или окраинно-континентальных вулканических поясов.

 Со стороны океана параллельно глубоководным желобам часто протягиваются краевые валы с поднятием дна океана на 500 м относительно прилежащих абиссальных котловин. На дне океанов возвышаются многочисленные подводные горы, иногда выступающие в виде островов. В ряде случаев они группируются в протяжённые горные цепи (т.н. асейсмические хребты) и изолированные возвышенности. В своём большинстве они имеют вулканическую природу. Ложе океанов рассечено глубокими ущельями, отвечающими трансформным разломам. Эти ущелья перпендикулярны срединным хребтам, вдоль них происходит смещение отрезков хребтов на десятки и сотни километров. Длина разломов часто достигает нескольких тысяч километров. Глубина разломных ущелий составляет 5-8 км. В их обрывах обнажаются полные разрезы океанической коры.

Два главных геологических комплекса слагают дно океанов: фундамент, представленный базальтами и родственными им магматическими породами, и залегающий на нём осадочный чехол. Поверхность океанического фундамента сильно расчленена на отдельные мелкие хребты и впадины с перепадом высот до 0,5 км. Разрез фундамента выдержан на всей площади океанов. Верхняя его часть (2-й слой) мощностью 2-3 км состоит из базальтов (низкокалиевых океанических толеитов), залегающих в виде лавовых потоков, силлов и даек. Ниже располагаются габбро, пироксениты, серпентинизированные перидотиты нижнего, или 3-го слоя океанической коры мощностью 3-5 км. Суммарная мощность коры равна 6-8 км. Осадочный чехол состоит из пелагических, существенно органогенных илов, накапливающихся с очень малой скоростью (0,1-0,5 см, редко 1,0 см в тысячу лет). Мощность осадков увеличивается от срединных хребтов, где она не превышает несколько десятков метров, к периферии океана, где она достигает 1000-3000 м, а у основания склона 5-18 км (область т.н. лавинной седиментации). Осадки заполняют понижения фундамента, нивелируя первичный рельеф. Поэтому поверхность абиссальных котловин представляет собой плоскую аккумулятивную равнину. Там, где фундамент выходит на поверхность дна или приближен к ней (прежде всего в срединно-океанических хребтах), отчётливо проступает сильная расчленённость рельефа.

Все структуры океана очень молоды. Они возникли и развивались за последние 150-180 млн. лет. Возраст океанического фундамента омолаживается по мере движения от окраин океанов к оси хребтов. Одновременно в том же направлении сокращается мощность осадков, а возраст их подошвы, как и базальтов фундамента, омолаживается к оси срединных хребтов. В гребневой части хребтов осадки практически отсутствуют. По оси срединных хребтов протягивается очень узкая, шириной 4 км, зона современных излияний океанических базальтов (наращивания океанской коры). Здесь же выявлены многочисленные зияющие трещины (гьяры), обнаружена активная гидротермальная деятельность (температура до 350°С), сопровождающаяся отложением металлоносных слабосцементированных осадков и массивных сульфидов.

В оси срединных хребтов в результате раздвижения (спрединга) литосферных плит происходит формирование новой океанического коры. Скорость спрединга достигает от 2 до 18 см/год, площадь новообразованной океанской коры за год около 3 км2. Общее углубление ложа океанов по мере удаления от оси хребтов пропорционально корню квадратному из возраста ложа. По мере продвижения от срединных хребтов океанический фундамент постепенно остывает, утяжеляется, опускается и под активными окраинами погружается (Субдукция) в мантию вдоль наклонных сейсмофокальных зон Заварицкого-Беньоффа.

 Донные осадки. На дне Мирового океана накапливаются осадки терригенного, биогенного, хемогенного, вулканогенного и эдафогенного происхождения. Распределение осадков определяется климатической, вертикальной, циркумконтинентальной и тектонической зональностями. Большую часть поверхности дна океана занимают биогенные осадки (40%), на долю терригенных осадков приходится 20%, глубоководных пелагических глин — 26%. Остальную поверхность дна занимают смешанные осадки, содержащие от 30 до 50% биогенного материала. Терригенные осадки (свыше 70% терригенного материала), преимущественно алюмосиликатного состава, обломочные (гравийно-галечные, песчаные, алевритовые), обломочно-глинистые и глинистые (гемипелагические глины), распространены в морях и в примыкающих к континентам районах океана на любых глубинах. Мощные толщи терригенных осадков накапливаются у устьев крупных рек и на подножиях континентальных склонов, где формируются огромные глубоководные конусы выноса мощностью до 15-18 км (конусы Ганга, Амазонки, Миссисипи и др.).

В приконтинентальных осадочных бассейнах осаждается до 93% вынесенного с континентов терригенного материала. Биогенные известковые (кальцитовые, арагонитовые) и кремнистые (опаловые) осадки образуются из скелетных остатков или раковин планктонных и бентосных организмов. Планктогенные известковые (свыше 70% CaCO3) и глинисто-известковые, или мергелевые (30-70% CaCO3), илы (фораминиферово-кокколитовые, птероподово-фораминиферовые) распространены в основном в пелагических областях океана на глубине, не превышающей критической глубины карбонатонакопления (в среднем 4,5 км), глубже которой карбонат кальция растворяется. Бентогенные (кораллово-водорослевые, ракушечные, мшанковые и др.) осадки развиты на мелководьях. Планктоногенные кремнистые свыше 50% SiO2 биогенного происхождения и кремнисто-глинистые (10-50% SiO2) диатомовые или радиоляриевые илы образуются на абиссальных глубинах в широтных зонах повышенной биологической продуктивности поверхностных вод океана (умеренных и экваториальной), а также на шельфе в зонах прибрежных апвеллингов и в котловинах окраинных морей. Хемогенные (аутигенные) осадки представлены в открытом океане в основном железомарганцевыми конкрециями и корками, смектитовыми (монтмориллонитовыми) и цеолитово-смектитовыми пелагическими глинами, на мелководьях — известковыми оолитовыми, железистыми (глауконитовыми, шамозитовыми) типами осадков.

Вулканогенно-осадочные образования дна Мирового океана сложены либо обломочными продуктами наземных и подводных извержений (вулканокластические и смешанные туффитовые осадки), либо эксгаляционно-осадочными металлоносными (железисто-марганцовистыми, сульфидными) илами. Вулканокластические и туффитовые осадки широко распространены в районах островных дуг, где связаны с эксплозивным суб-аэральным вулканизмом. Металлоносные илы формируются в результате выпадения металлов, поступающих из подводных гидротермальных источников в срединно-океанических рифтах. Эдафогенные отложения образуются из продуктов тектонического дробления и подводного размыва коренных пород дна (базальтов, габброидов, серпентинитов и др.) и встречаются в зонах трансформных разломов, на дне рифтовых долин и в глубоководных желобах. Большие площади дна котловин на абиссальных глубинах (глубже критической глубины карбонатонакопления) в открытом океане в центрах субтропического антициклонического круговоротов покрыты полигенными пелагическими (красными) глинами, которые накапливаются крайне медленно, обычно менее 1 мм в 1000 лет в условиях очень слабого поступления терригенного и биогенного осадочного материала. В их состав входит тонкодисперсный терригенный (в т.ч. эоловый) материал, продукты подводного выветривания вулканокластического материала и аутигенные минералы (смектит, цеолиты, гидроокислы железа и марганца), а также обломки костей нектонных организмов и микрометеоритное вещество. Пелагические глины подразделяются на эвпелагические, обогащенные аутигенными минералами, и монопелагические ("переходные"), сложенные в основном терригенным материалом (см. карту).

Минеральные ресурсы. Водная толща, дно и недра Мирового океана содержат разнообразные твёрдые, жидкие и газообразные минеральные образования, которые могут стать или уже стали объектом промышленного использования. Наибольшее практическое значение имеют нефть и газ, россыпные месторождения олова, редких металлов, золота, алмазов, железомарганцевые конкреции и корки, полиметаллические илы и массивные сульфиды, фосфориты, нерудные строительные материалы (см. карту).

В недрах дна Мирового океана заключено не менее половины мировых ресурсов нефти и газа. Залежи углеводородов формировались в быстро накопившихся мощных осадочных толщах на подводных окраинах континентов в результате преобразования огромных масс захороненного сапропелевого органического вещества, с последующей миграцией и концентрацией в ловушках разного типа. Потенциальные ресурсы нефти и газа (в нефтяном эквиваленте) составляют около 300-350 млрд. т (в т.ч. в недрах шельфа 184 млрд. т). На шельфе Мирового океана выявлены сотни месторождений нефти и газа: свыше 500 у побережий США и в Мексиканском заливе, около 100 в Северном море (крупнейшие нефтяные месторожденияЭкофиск, Статфьорди газовое месторождение — у побережья Шотландии), свыше 40 месторождений в Персидском заливе (гигантское месторождение Саффания — 3,45 млрд. т нефти). Перспективны шельфы юго-восточной Азии, Баренцева, Берингова морей и др. Перспективы нефтегазоносности связаны также с осадочными толщами на подножиях континентальных склонов и дне глубоководных котловин некоторых окраинных морей.

Морские россыпи (золота, платины, алмазов, касситерита, циркона, монацита, рутила, ильменита, титаномагнетита и др.) формируются в прибрежной зоне шельфов и на пляжах в условиях интенсивного перемыва осадков волнами (естественные шлихования) либо являются реликтовыми аллювиальными в затопленных морем речных долинах. Наибольшее значение имеют оловоносные россыпи у берегов Индонезии, Таиланда и Малайзии, золотоносные россыпи у Аляски и Тихоокеанского побережья Северной Америки, алмазосодержащие гравийные отложения у берегов Юго-Западной Африки (Намибия), редкометалльные прибрежные россыпи на пляжах у берегов Австралии, Индии, Бразилии. Железо-марганцевые конкреции (ЖМК) представляют собой стяжения слабо окристаллизованных или аморфных оксигидратов Fe и Mn, на которых сорбированы цветные металлы. Поэтому они перспективны как комплексные руды Mn, Cu, Ni, Со и других металлов.

Полиметаллические руды представлены металлоносными илами рифта Красного моря с высоким содержанием Zn (до 29%), Cu (до 5%), Ag (до 295 г/т), Au (до 5,6 г/т) и массивными сульфидами, обнаруженными в ряде участков рифтовой зоны срединных хребтов Тихого океана (Восточно-Тихоокеанское поднятие, хребет Хуан-де-Фука, Галапагосский рифт, Калифорнийский залив и др.). Массивные сульфидные руды содержат (по анализам отдельных образцов) до 55% Zn, до 30% Cu, до 1,5% Ag, до 0,79% Au и образуют небольшие конусовидные или пластовые тела на поверхности базальтов. Образование полиметаллических сульфидных руд связано с высокотемпературными гидротермальными растворами, формирующимися при циркуляции океанских вод по трещинам разогретых молодых базальтов в ходе новообразования океанской земной коры в зонах спрединга.

Залежи фосфоритов выявлены на океанских шельфах и на вершинах подводных гор в открытом океане. Шельфовые фосфориты образуются в зонах прибрежного апвеллинга в результате биогенного осаждения фосфора, его последующего концентрирования в виде конкреций или оолитов в ходе диагенеза и обогащения при механическом перемыве волнами. Запасы Р2О5 в фосфатных осадках на шельфе Калифорнии 1,5-4 млрд. т, плато Чатам (Новая Зеландия) — 200 млн. т.

Строительные материалы — песок и гравий, а также коралловый известняк, раковины моллюсков, известковый ил (в качестве сырья для получения извести) добываются из прибрежной зоны океана во многих странах мира.

Морская вода — многокомпонентный раствор — служит практически неисчерпаемым источником пресной воды, поваренной соли (около 1/3 мировой добычи), брома, магния. Ведутся эксперименты по извлечению растворённых в морской воде ценных металлов — U, Au, Ag и других.

Добыча полезных ископаемых. В Мировом океане добывается около 30% общемирового объёма нефти и 15% газа. Добычу нефти и газа на шельфе ведут около 40 стран, ещё около 40 проводят разведочные работы. Основные районы добычи — шельфовые зоны Мексиканского (см. Мексиканского залива нефтегазоносный бассейн), Персидского (см. Персидского залива нефтегазоносный бассейн), Гвинейского (см. Гвинейского залива нефтегазоносный бассейн) заливов, Северного моря (см. Северного моря нефтегазоносная область), Каспийского моря и др. Разработку месторождений производят с берега или с оснований: искусственных островов; стационарных свайных, самоподъёмных или полупогружных платформ; затопленных барж; буровых судов и подводных сооружений. В полярных условиях добычу ведут со льда, оснований с ледостойкой центральной колонной, искусственного ледяного острова и с выдавливаемых оснований. В Западной Европе ведущими странами по добыче на шельфе являются Великобритания и Норвегия. К 2000 объём добытой в море нефти составит 190 млрд. т, а её доля в общемировой добыче около 50%. У берегов США, Канады, Австралии, Японии, Турции, Великобритании, Чили, Финляндии и др. функционирует около 60 морских шахт по добыче угля, серы, руд железа, меди, никеля, олова, ртути и др. В Японии морская добыча угля составляет 40%, в Великобритании 10%.

Из морских россыпей извлекаются руды железа — в Японии (в заливах Токийском и Ариаке) и в Новой Зеландии, платины — в США (в бухте Гудньюс), касситерит — в странах Юго-восточной Азии: Бирме, Таиланде, Малайзии, Индонезии. За рубежом в Мировом океане добывается 100% циркона и рутила, 80% ильменита, более 40% касситерита. Разработка россыпных месторождений ильменита, циркона, рутила и монацита ведётся у побережий США, Норвегии, Индии, Шри-Ланки, Бразилии, Австралии и др. Около 95% мирового (без CCCP) объёма рутила, 77% циркона, 25% монацита приходится на россыпные месторождения шельфа Австралии; Бразилия поставляет на мировой рынок до 50% добываемого в Мировом океане монацита. Россыпные месторождения алмазов разрабатывались в разное время в пляжевой и шельфовой зонах у берегов Намибии. В 1975 объём добычи алмазов со дна моря достиг 20% валовой стоимости и 5% объёма мировой добычи.

Со дна моря добываются различные строительные материалы: песок, гравий, ракушечник, кораллы. В США ежегодно добывают до 500 млн. т песка и гравия, в Великобритании (пролив Ла-Манш) 100 млн. т.

В промышленных масштабах из морской воды извлекают натрий, хлор, магний и бром. Основной метод — выпаривание в мелководных бассейнах в аридных районах земного шара. Промышленная добыча магния освоена в Великобритании, США, Франции, Италии, Тунисе и др.; она удовлетворяет около 50% потребностей капиталистического мира. В США, например, из морской воды производится около 100 тысяч т брома в год, промышленное производство брома налажено также в Великобритании, Японии; планируется строительство заводов в Аргентине, Индии, Канаде и др. Из общей массы добываемых в мире солей 1/3 извлекается из морской воды. В Японии разработан метод извлечения из морской воды урана с помощью абсорбции активированным древесным углем и гидроксидом титана.

Международно-правовой режим. Права государств на морские пространства и правовое регулирование использования Мирового океана и его богатств определяются сложной системой норм международного права и законодательства отдельных государств. В 50-х гг. проведена кодификация международного морского права, завершившаяся принятием Женевских конвенций 1958: о территориальном море и прилежащей зоне; о континентальном шельфе; об открытом море; о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря. В них участвует от 40 до 60 государств, в т.ч. CCCP (в первых трёх конвенциях) и другие социалистические страны. В 1982 принята, но не вступила в действие Конвенция OOH по морскому праву, предназначенная заменить Женевские конвенции 1958. Существует также большое число других международных договоров по вопросам запрещения испытаний ядерного оружия, предотвращения загрязнения Мирового океана, режима отдельных проливов, разграничения территориального моря (TM) и континентального шельфа (КШ), судоходства, рыболовства и др. В определении правового режима пространств Мирового океана, в отношении которых государства обладают суверенитетом (например, TM) или суверенными правами (экономические зоны, КШ), важную роль играет законодательство отдельных государств.

TM примыкает к берегам государства и входит в его территории. Ширина TM большинства государств не превышает 12 морских миль (по Конвенции OOH по морскому праву), но отдельные государства (Латинской Америки и Африки) в 60-70-х гг. в нарушение сложившейся международно-правовой практики значительно расширили TM (иногда до 200 морских миль). TM отсчитывается от линии наибольшего отлива, а в местах, где берег изрезан и извилист, или если вблизи вдоль него имеется цепь островов, может отсчитываться от прямых исходных линий, проведённых через соответствующие точки без отклонений от общего направления берега. Морские воды к берегу от линии отсчёта TM называются внутренними морскими водами, в пределах которых прибрежное государство обладает суверенитетом. Иностранные суда вправе осуществлять через TM "мирный проход", т.е. проходить через него, не нарушая при этом мир, добрый порядок и безопасность прибрежного государства. Правовой режим TM CCCP определяется Законом CCCP "О государственной границе CCCP", принятым 24 ноября 1982, и актами, изданными в его развитие. Морские пространства за внешними границами TM являются открытым морем (OM). По Женевской конвенции 1958, OM открыто для всех государств и никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо его части своему суверенитету. В OM каждое государство обладает свободой судоходства, рыболовства и др. Суда в OM подчиняются юрисдикции государства, под флагом которого они плавают. Значительная часть OM (возможно до 40%) занимают экономические зоны (ЭЗ) государств, созданные в силу их национальных законов, но предусмотренные также Конвенцией OOH по морскому праву. По конвенции, ЭЗ — район, прилегающий к TM государства, который не может простираться далее 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и TM. В своей ЭЗ прибрежное государство обладает рядом суверенных прав в отношении её природных ресурсов, остальные государства пользуются свободами OM, поскольку они совместимы с режимом ЭЗ и при условии соблюдения общепризнанных норм международного права. В CCCP ЭЗ установлена Указом Президиума Верховного Совета CCCP от 28 февраля 1984 "Об экономической зоне CCCP", положения которого основаны на Конвенции OOH.

Прибрежное государство обладает также суверенными правами на КШ, под которым в Конвенции 1958 понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов, простирающихся за пределы TM до глубины 200 м или далее до глубины, позволяющей разрабатывать природные ресурсы этих районов. Разграничение КШ государств с противолежащими или смежными побережьями определяется их соглашением, при его отсутствии определяется в основном по принципу равного отстояния границы КШ от ближайших точек исходных линий, от которых отмеряется TM каждого из этих государств. В CCCP, как и во многих других государствах, имеется развитое законодательство о КШ. Основные положения Женевской конвенции 1958 о КШ воспроизведены в Указе Президиума Верховного Совета CCCP от 6 февраля 1968 "О континентальном шельфе Союза CCP". Указ запрещает иностранным юридическим и физическим лицам вести исследования, разведку и разработку его ресурсов и иные работы на КШ CCCP (за исключением случаев, когда это прямо предусмотрено соглашением между CCCP и заинтересованным государством или специальным разрешением, выданным компетентными властями CCCP). Порядок применения Указа определён постановлением Президиума Верховного Совета CCCP от 13 августа 1969, которым, в частности, предусмотрены уголовные наказания за наиболее серьёзные нарушения законодательства о КШ. По Конвенции OOH по морскому праву, граница КШ простирается до 200 морских миль от линий, от которых отмеряется TM, или до внешней границы подводной окраины материка, которая устанавливается по правилам, предусмотренным конвенцией, но не далее 350 морских миль от линий, от которых отмеряется TM, или 100 морских миль от изобаты 250 м.

Научные исследования в TM осуществляются на условиях и в порядке, определяемыми прибрежным государством, которое в силу суверенитета над своим TM вправе решать все вопросы научных исследований в этих районах по своему усмотрению. Проведение в TM исследований иностранными судами без разрешения прибрежного государства несовместимо с "мирным проходом". Для научных исследований на КШ и в его недрах требуется, по Конвенции 1958, согласие прибрежного государства. Если исследование касается физических или биологических особенностей КШ и проводится квалифицированной организацией, с обеспечением прибрежному государству возможности в нём участвовать, отказ в таком согласии, как правило, не должен иметь места. Конвенция OOH допускает проведение научных исследований одним государством (или международной организацией) в ЭЗ и на КШ другого государства только с согласия последнего. В нём может быть отказано, если исследование касается природных ресурсов либо включает бурение на КШ или использование взрывчатых веществ в исследовательских целях, а также в ряде других случаев. Конвенция OOH содержит подробные правила об обязанностях государства (организации), проводящего исследование, в т.ч. о заблаговременном предоставлении прибрежному государству информации об исследовании. Положения Конвенции OOH, касающиеся исследований в ЭЗ, приняты законодательством ряда государств, в т.ч. CCCP. В открытом море за пределами ЭЗ и КШ действует принцип свободы морских научных исследований.

Разведка и разработка ресурсов морского дна и его недр в TM регулируется в полной мере законодательством прибрежного государства. Права прибрежного государства на природные ресурсы КШ (минеральные ресурсы морского дна и его недр, донные организмы) носят исключительный характер — никто не вправе вести разведку и разработку этих ресурсов без согласия прибрежного государства, даже если оно само не ведёт их разведку и добычу. Порядок разведки, разработки и охраны ресурсов КШ определяется законодательством прибрежного государства в соответствии с международным правом.

Для разведки и разработки ресурсов КШ на нём могут возводиться сооружения и установки, вокруг которых создаются зоны безопасности шириной до 500 м от их наружного края. Такие установки и сооружения находятся под юрисдикцией прибрежного государства, и все суда обязаны соблюдать окружающие их зоны безопасности. Осуществление прибрежным государством прав на КШ не должно создавать неоправданных помех иному правомерному использованию Мирового океана — судоходству, рыболовству и т.д., в частности сооружения и установки не должны размещаться на КШ в местах, где проходят морские пути, имеющие существенное значение для международного судоходства.

За пределами КШ дно Мирового океана, его поверхность и недра не подчинены суверенитету какого-либо государства и находятся в общем и равноправном пользовании всех народов.

Конвенция OOH по морскому праву провозглашает эту часть дна Мирового океана вместе с его недрами (т.н. "Район") "общим наследием человечества", использование которого возможно исключительно в мирных целях и на благо всего человечества.

Никто не может приобретать или осуществлять права на разведку и разработку минеральных ресурсов "Района" и права на добычу в нём полезных ископаемых иначе, как в соответствии с положением конвенции, которая предусматривает создание специальной международной организации, осуществляющей права на ресурсы "Района" от имени всего человечества.

Членами этой организации будут все государства, участвующие в Конвенции OOH по морскому праву, которая определяет порядок деятельности этой организации и предусматривает распределение её доходов между всеми участниками с особым учётом интересов и нужд развивающихся стран.





Комментарии

26 июля 2012 г.
You're the one with the brains here. I'm wtachnig for your posts.
13 мая 2014 г.
крутой сайт!
Android-приложение
Смотрите также:
Геология полезных ископаемых: Минеральные ресурсы: Страны и континенты: Месторождения: Техника и технологии: Горное дело: Предприятия: Наука: Биографии:
Отраслевые новости:

Аналитика: